Календарь Рыбака

Но есть также польза иного рода, которая в значительной степени связана с социологией, понимаемой в более широком плане, чем просто учебный предмет, а именно с образовательным аспектом исследований. Можно сказать, что существует социологическое представление о человеческом способе проживания своей жизни и об общественных институтах. Это представление основано на том, что нет людей, живущих подобно свободно колеблющимся атомам, в неком социальном вакууме. Точно так же, как кораблям в море нужно согласовывать свои маневры друг с другом, так и членам общества надо соотносить свои жизни с другими. За свободой скрываются влиятельные социальные силы и реально существующие институты, воздействующие на нас. Но ясно также и другое: В социологической перспективе нельзя индивидуализировать человека, но нельзя также и овеществлять социальные структуры. Напротив, многие исследователи анализировали и причины, и последствия возникновения индивидуалистической культуры столь же успешно, как и жесткие структуры, сохраняющиеся в обществе. Человеческие представления о себе самом и об обществе являются важной областью социологических исследований. В то же время это всего лишь часть научных представлений, поскольку для социолога общество не может быть сведено к сумме мнений всех его членов. Иначе можно было бы провести с помощью компьютерной техники гигантское обследование, и вся извлеченная из анкет правда выплеснулась бы на экраны дисплеев. Разумеется, находились ученые, полагавшие, что именно так и должна проводить исследования социология, но на сегодняшний день это всего лишь одно из многих существующих мнений. Какую же пользу можно в таком случае извлечь, рассматривая людей и общество с релятивистских позиций? Можно сказать, что социологическая перспектива вносит свой оттенок в общую картину ответа на фундаментальный вопрос о том, как и зачем мы живем. Это весьма таинственная область для того, кто хочет исследовать действительность, и в частности социальную действительность, в которой мы, люди, живем — в точке пересечения нашей индивидуальной экзистенции и коллективной жизни. Может показаться, что досконально исследовать эту точку пересечения — бессмысленная или тщеславная затея, но вовсе не обязательно заходить так далеко. Многие люди основывают свое мировоззрение на иных мыслительных категориях, например на представлениях о человечестве, почерпнутых из бульварных газет или астрологических прогнозов. Но так ли это на самом деле — предмет споров, и зачастую даже между самими социологами. Как бы там ни было, в настоящее время социология — институционализированная общественная наука, и это порождает соответствующее общественное мнение — большинство, во всяком случае, верит в то, что выводы социологов истинны.

Социология, таким образом, есть институционализированная общественно-научная дисциплина, являющаяся частью нашего общества. В то же время это наука, исследующая общество, наука, в которой общество выражает самое себя. В мире иллюстрированных еженедельников или в мифе о свободном индивиде также отражаются общественные отношения, но они не отражают ничего, кроме самих себя, в отличие от того, что делает или должен делать социолог. Проблемы, возникающие внутри общества, затрагивают также и нас. Польза, которую в данном случае приносит изучение социологии, это способность лучше понять функции науки и научного работника в обществе. Это и было основной задачей социологии сразу после ее возникновения как науки — попытаться выявить преобладающие в обществе идеологии; причем сами социологи должны быть предельно внимательны, чтобы не создать какие-нибудь новые. Социологи изучают не только самих себя. Зачастую изучаются также связи между двумя или несколькими институтами общества. В последнее время многие предпочитают специализироваться в какой-нибудь конкретной области.

что такое лодка на аллеях парка

Можно сделаться, например, экспертом по проблемам домохозяек или по вопросам свободного времени. Одна женщина — профессиональный социолог — рассказывала, какие трудности возникли у нее в процессе исследования потребности в детских садах в различных районах крупного города. Администрация общины, которая была заказчиком данного исследования, полагала, что достаточно всего лишь провести учет количества детей дошкольного возраста; однако у социолога была идея, что нужно исходить из социальной стратификации, то есть исследовать возникающие различия в отношении к детским садам в зависимости от уровня образования жителей. В соответствии с теорией неравного доступа к возможностям у различных социальных групп, исследовательница полагала, что потребность в детских садах должна быть выше в районах, где скученность и низкий жизненный уровень были обыденным явлением. Другие, более привилегированные группы должны были, по мнению ученого, сами справляться с воспитанием детей. Так как детские дошкольные учреждения должны были, по идее, сглаживать социальные различия, община приступила к строительству детских садов в местах, указанных социологом. Когда садики были построены, оказалось, что возникли проблемы с их заполняемостью, поскольку как показало следующее исследование члены низших слоев общества весьма негативно отнеслись к возможности оставлять своих малышей в детском саду. Все очень просто — они боялись контроля над собой и считали, что власти способны за ними следить. Таким образом, хотя социолог и подошла к делу с самыми лучшими намерениями, она не учла, что эти аутсайдеры — тоже люди, которые пытаются выжить, исходя из своих собственных представлений. Они вовсе не считали, что общество настроено доброжелательно по отношению к ним. Люди зачастую бывают настроен! Социологический портрет человека может оказаться во много раз более абстрактным, чем в статистических исследованиях. Поэтому нужно осознавать ограниченность средств социологии у— особенно тем студентам, которые в дальнейшем своими исследованиями смогут воздействовать на жизни других людей. Но это сложная задача. Они желают быть уверенными в объективности научного знания и зачастую избегают излишних сложностей. Большинство специалистов-социологов могут столкнуться с подобными проблемами. Социология применима внутри официальных органов, различных институтов и организаций, независимо от того, хотят этого власти или нет, думают об этом хорошо или плохо те или иные представители. Многие социологи балансируют на грани, пролегающей между предметом как социально-реформаторской наукой и независимой социальной действительностью. Поэтому социология не может оставить в стороне вопрос о том, какую пользу можно извлечь, изучая исключительно частные проблемы.

Они понимают, что сами относятся и принадлежат к особому социальному институту, который определенным образом используется и имеет вполне определенные функции. Можно также заметить, что соответствие университетского образования будущей профессиональной деятельности, на которое была нацелена реформа высшей школы, при ближайшем рассмотрении оказывается гораздо более неопределенным, чем это кажется на первый взгляд. Многие, в том числе и социологи, пытаются предсказывать будущее; но социология учит нас, что будущее в принципе не может быть описано. Поэтому будущий социолог никогда не сможет ответить на вопрос, каким образом он должен будет использовать свои знания. Образование лишь предлагает ему некую карту области возможного будущего применения. Однако можно также руководствоваться лозунгом одной копенгагенской газеты, всегда украшающим ее первую страницу: Кто поручится, что стена уцелеет? В этом, наверное, и заключается главный шарм социологии — она учит нас не столько брать, сколько отдавать. Что изучать в дальнейшем и как затем реализовать — проблема, являющаяся звеном в непрерывной цепи, которой представляется жизнь общества. Поэтому определите, по крайней мере сами для себя, что вы хотите получить от использования своих знаний как социолог, однако в существующей институционализированной области их применения вы сможете выбрать одно из двух: Социология как размышление человека над возникающими в процессе жизни различными взаимоотношениями существовала, конечно, уже на самой заре истории. Так, например, Аристотель описывал политические процессы своего времени, опираясь на теорию всеобщих социальных отношений. В течение долгого времени теории общественных отношений состыковывались с религиозными или астрологическими подходами. Однако возникновение той науки, которую мы сегодня называем социологией, относится к началу распада средневековья и переходу к новому времени, то есть к XV — XVI векам. В это же время зародилось и современное естествознание, основанное на нерелигиозном подходе к изучению природы и связанное в первую очередь с именами Коперника, Ньютона, Галилея и др. Произошли также глобальные экономические и политические изменения — сначала расширение торговли, а затем возникновение современных национальных государств. Эти явления анализировались радикальными философами в нерелигиозных терминах. В процессе секуляризации мышления закладывались основы того, что впоследствии стало социологией.

Глава 1. Лодка на аллеях парка.

Задаваясь вопросом, почему люди присоединяются к тем или иным компаниям, можно поставить аналогичный вопрос о том, почему люди соединяются в общество. В эпоху Просвещения вопрос считался спорным. Некоторые полагали, что общество образовалось в принудительном порядке, в результате действий какого-нибудь короля, завоевавшего данную местность и подчинившего себе ее обитателей. Это положение было очень важно для легитимизации повстанческих движений того времени. Одновременно возникло другое важное понятие: Раньше считалось, что общество состоит из разных сословий и каждый человек должен принадлежать к тому сословию, в котором он был рожден. Утверждалось также, что пытаться изменить этот социальный порядок — грех, поскольку он установлен божественным предопределением. Примерно в то же самое время, когда учение Эмпедокла о возникновении всего сущего из различных комбинаций четырех первооснов — земли, воды, воздуха и огня — начало сменяться мыслью о том, что материя в своей основе состоит из комбинаций похожих друг на друга атомов, зародилось мнение, что общество, по сути, состоит из отдельных индивидов. Стало укрепляться представление, что люди не рождаются неравными — неравными делают их общественные феодальные отношения. Французский философ-просветитель Руссо писал: Американская Декларация независимости года уже в первых абзацах содержала утверждение: В феодальные времена жизнь каждого человека определялась по большей части тем, из какой он семьи или рода, принадлежавшими ему земельными владениями или его собственной принадлежностью к определенному цеху или гильдии. Миграционная и социальная мобильность были ничтожно малы и приобрели социально значимый характер только в конце данного периода. Обычно же умирали в том самом месте, где родились, наследовали ремесло своих предков и следовали уставам гильдии или цеха, к которому принадлежали. Расшатывание феодальных устоев повлекло за собой, помимо всего прочего, усиление социальной и географической подвижности. Все большее количество людей приходило к пониманию относительности различных социальных отношений. Многие радикалы той эпохи желали дальнейшего развития и доведения до конца Великой французской революции; создавалось множество моделей общества, в которых предполагалось торжество политической и социальной демократии.

Анализ различных аспектов этой проблемы постепенно приводил к возникновению новой научной дисциплины — социологии. Возникла она во Франции, сотрясаемой в течение долгих лет, начиная с года, социальными и политическими волнениями. Революции и контрреволюции сменяли друг1 друга. Политические заговоры постоянно угрожали новыми переворотами. Одним из тех, кого волновала нестабильность французского общества и кто пытался создать концепцию правового общества, был граф Анри Сен-Симон Он исследовал отношения в современном ему обществе и попытался создать теорию того, что порождает социальные беспорядки. Постепенно он пришел к мысли, что старые, дореволюционные институты, такие, как церковь, король, привилегированное дворянство, больше не в состоянии управлять жизнью людей, а в новом обществе еще не успели развиться новые действующие институты. Эта идея была подхвачена бывшим секретарем Сен-Симона Огюстом Контом , который развил ее дальше. Он пытался также создать научный метод для повой дисциплины. Открытие, сделанное этими пионерами социологии, заключалось в следующем: Эти связи — социальные отношения между людьми, и задача новой науки состояла в том, чтобы максимально объективно проанализировать и исследовать их с целью выявления законов, управляющих обществом. В это же время ряд социальных философов предприняли попытки исследовать фундаментальные законы исторического развития человеческого общества. Англичанин Герберт Спенсер , применяя в социологии теорию Дарвина о естественном отборе, считал, что по мере развития общества возрастает его сложность и дифференциация. Однако по большому счету социология как наука была неизвестна до последних десятилетий XIX века. Последнее обстоятельство очень негативно отразилось на репутации социологии. На рубеже веков, в период примерно с по год, социология стала чем-то большим, нежели упражнения отдельных интеллектуалов или просто попытки отыскать объективные законы общественного развития. Начал издаваться ряд социологических журналов, а за несколько лет до начала нового века появилась первая профессура по этому предмету. Социология, таким образом, становилась признанной и уважаемой университетской научной дисциплиной. Изначально социология использовала самые разнородные научные знания и разнообразные методики. Можно отметить некоторые национальные особенности: Конта создать правильный научный метод. Немецкая социология использовала методы исторической науки, в которой происходили бурные дискуссии.

В Италии на социологию сильное влияние оказывали традиции Н. Но когда после его смерти многие крупные рабочие партии, и в первую очередь немецкая социал-демократическая партия, начали опираться на его теории, Маркс стал объектом внимания огромного количества современных социологов. После этой первой встречи с Марксом процесс приостановился до х годов нашего столетия, пока социологи вновь не заинтересовались его теориями. Классиками в этой области стали Дюркгейм и Вебер, которых можно считать основоположниками современной социологии. Дюркгейм; уже в юности сосредоточился на создании полноправной науки об обществе, и Исходным положением он считал независимость общества в целом от отдельных индивидов. Напротив, поступки индивидов следует объяснять влиянием общества. Даже такой сугубо индивидуальный поступок, как добровольное расставание с жизнью, предопределен обществом, пояснял он в своем исследовании самоубийств. Вебер, занимавшийся также историей и политэкономией, испытал на себе сильное влияние дискуссии о возможности получения объективного знания в исторической науке и перенес анализ многих обсуждавшихся проблем в социологию. В ходе этих споров дебатировалось, в частности, существование объективных законов исторического развития и то, насколько реально люди могут судить об иных исторических эпохах и культурах. Согласно Веберу, проблема заключалась не только в отыскании объективных законов, по которым функционирует общество, но и в попытке попять роли людей, действующих в соответствии с их собственными культурными понятиями. Вебер не отрицал существование социальных институтов в обществе, но он настаивал на том, что они должны пониматься как выражение проявление человеческих действий и поступков. Дюркгейма и Вебера можно считать представителями двух доминирующих течений новой науки. Если бы это было не так, она не имела бы права на существование, полагал Дюркгейм. Вебер же считал, что наука не может быть ничем иным, кроме как одним из множества возможных истолкований действительности, и поэтому к ней нельзя предъявлять требование абсолютной правоты. Ученый должен стремиться к пониманию культурного смысла разнообразных общественных феноменов, и было бы наивно верить, что с помощью науки можно сформулировать некие принципы, приносящие конкретную пользу обществу. Между этими двумя точками зрения на предмет социологии имеются существенные различия в подходах к пониманию общества и к возможности получения объективных знаний о нем. Мы подробнее затронем эту проблему в следующей главе. Отправная точка модели Вебера, в сочетании с близкими философскими и методологическими течениями, также приобрела огромное значение, прежде всего в западноевропейской социологии.

В Швеции развитие социологии, как и многих других наук, проходило с некоторым запозданием. Приблизительно в это же время проводились первые социологические семинары в Лунде, примеру которого вскоре последовал Стокгольм. В году в Стокгольме учреждается первая чисто социологическая кафедра под руководством Торгню Сегешстедта. Не прошло и полувека, как остальные университеты тоже пошли по этому пути. Вначале шведская социология находилась под сильным воздействием американской, где помимо общих идей Парсонса доминировала методологическая направленность исследований. Социология в те годы стала модной темой. Вторая часть начинается с главы, в которой обобщаются главные условия изучения общества и возникающие при этом проблемы гл. Затем следуют три главы о различных способах изучения общества гл. В заключение мы вновь возвращаемся к основной идее, увязываемой с введенными в первой главе метафорами. Главная идея книги, которую мне хотелось бы донести до читателя, - это то, что не существует исключительного, одного, самого правильного способа изучения общества, не содержащего в себе противоречий и по создающего научных проблем, все зависит оттого, как исследователь понимает общество и какой способ соотношения себя с ним выбирает. Для иллюстрации этой идеи приводятся основные классические теории, а также излагаются некоторые современные подходы. Главный вывод всего анализа: Системы законов, что управляют формированием и использованием науки, рассматриваются как общественный институт, при этом нечто частное, отдельное может или быть присоединено к этим системам, или отброшено ими. Но сами эти правила, как и другие законы общества, созданы социально и отнюдь не выводимы из какой-то внеобщественной действительности. Это первое - и самое главное, - что должен усвоить любой исследователь, изучающий общество. Это важнейшая информация, которую книга может предложить начинающему социологу. И наконец, я хотел бы поблагодарить моих коллег, друзей и всех, кто интересуется данной проблематикой, за оказанную помощь, высказанные замечания о преимуществах и недостатках использованных метафор и ценные советы. Особую благодарность я хотел бы выразить группе студентов, прочитавших эту работу после окончания курса осенью года, что позволило мне добавить весьма ценные педагогические и описательные моменты. Гётеборг, февраль г. Является ли социология наукой. Лодка на аллеях парка Представьте себе, что ранним утром вы сидите в вертолете, который только что оторвался от земли. Вы взлетаете над городом. Неподалеку раскинулся большой парк. Вы зависаете над центром парка и внимательно разглядываете его. Там, внизу, под вами видны зеленые газоны, ухоженные рощицы и непроходимые заросли кустарников, маленькие озерца и целая сеть широких асфальтированных аллей, от которых разбегаются более узкие, посыпанные гравием тропинки, тут и там извивающиеся под деревьями. Вдоль широких аллей стоят садовые скамейки для отдыха.

Клумбы с цветами радуют глаз. Однако сейчас раннее утро, и парк внизу пустынен и тих.

что такое лодка на аллеях парка

Но вот появляются первые люди. Они быстро входят в парк по самым широким аллеям и торопливо проходят насквозь кратчайшим путем. За ними следуют новые посетители; понемногу публика прибывает и сливается в ровный поток. Большинство продолжает двигаться по широким асфальтовым аллеям, но некоторые сворачивают на боковые тропинки, под деревья, где на некоторое время пропадают из виду. Попадаются и такие, что бредут, спотыкаясь, не разбирая дороги, топчутся прямо по клумбам. Скамейки заполняются отдыхающими; вскоре образуется очередь из желающих посидеть на лавочке, А кое-где некоторые граждане покидают и широкие аллеи, и узкие тропинки и лезут напролом через заросли кустарника. Большинство из них пропадают из виду и больше не показываются, но отдельные упрямцы все же ухитряются пробиться и выныривают на изрядном расстоянии по другую сторону кустарника, ободравшись и исцарапавшись в кровь об острые ветки шиповника. День проходит, и людской поток, нараставший вначале, становится теперь все меньше. Большинство пришедших в парк в сумерки придерживаются широких асфальтовых аллей и движутся по тропинкам в ожидании наступающей темноты. Наконец вам видны только светящиеся огни полицейских машин, а все, кто в течение дня пропал из виду и затерялся, так и остаются невидимыми, Когда тьма окончательно поглощает парк, он кажется полностью опустевшим. Посредством упомянутой метафоры я пытаюсь выразить основную научную проблему общественных наук — отношение между обществом как упорядоченной структурой, или системой, и действующими в ней индивидами. С одной стороны, все свободны.

В принципе каждый в любой момент может поступить иным образом, чем он или она это сделали. Но, с другой стороны, индивиды всегда поступают вполне определенным образом. Большинство кораблей следуют по своему собственному курсу. Но скоро вы начинаете замечать, что некоторые движутся по невидимым фарватерам. Отдельные суда почти касаются друг друга бортами, прежде чем их пути разойдутся. Иногда происходят столкновения, другие кораблики спешат на помощь к потерпевшим крушение, экипажи пересаживаются к ним на борт. А вот суденышко налетает на риф и погружается на дно, не оставив после себя никаких следов. Какие-то кораблики мгновенно исчезают, накрытые огромной волной. На невидимых постороннему глазу фарватерах волнение никогда не замирает, а суденышки идут одно за другим. Поэтому на поверхности воды постоянно образуются разнообразные рисунки, узоры, которые все время меняют свой облик вследствие непрерывного движения судов. Неожиданно вы замечаете, что некое судно, уклоняясь от волн, преследует другое. Но все корабли стремятся дальше, к горизонту, двигаясь в соответствии с существующим у них планом. Этот день тоже приближается к концу; ближе к вечеру фарватеры начинают пустеть, и последние кораблики пропадают из виду в лучах заходящего солнца. Вы не знаете, откуда приплыли эти корабли; вам неизвестна также причина, побудившая их отправиться в путь. Наконец и они растворяются в темноте, и зеркальная гладь моря под вами снова неподвижна. Можно оставить свой наблюдательный пост. Перед тем как выйти из вертолета, воскресите в памяти все, что вы видели, зависнув над парком и над морем. Вспомните и тех людей, которые шли по асфальтированным аллеям, и тех, которые сворачивали на тропинки. Одна женщина - профессиональный социолог - рассказывала, какие трудности возникли у нее в процессе исследования потребности в детских садах в различных районах крупного города. Администрация общины, которая была заказчиком данного исследования, полагала, что достаточно всего лишь провести учет количества детей дошкольного возраста; однако у социолога была идея, что нужно исходить из социальной стратификации, то есть исследовать возникающие различия в отношении к детским садам в зависимости от уровня образования жителей. В соответствии с теорией неравного доступа к возможностям у различных социальных групп, исследовательница полагала, что потребность в детских садах должна быть выше в районах, где скученность и низкий жизненный уровень были обыденным явлением. Другие, более привилегированные группы должны были, по мнению ученого, сами справляться с воспитанием детей. Так как детские дошкольные учреждения должны были, по идее, сглаживать социальные различия, община приступила к строительству детских садов в местах, указанных социологом. Когда садики были построены, оказалось, что возникли проблемы с их заполняемостью, поскольку как показало следующее исследование члены низших слоев общества весьма негативно отнеслись к возможности оставлять своих малышей в детском саду.

Все очень просто - они боялись контроля над собой и считали, что власти способны за ними следить. Таким образом, хотя социолог и подошла к делу с самыми лучшими намерениями, она не учла, что эти аутсайдеры - тоже люди, которые пытаются выжить, исходя из своих собственных представлений. Они вовсе не считали, что общество настроено доброжелательно по отношению к ним. Люди зачастую бывают настроен! Социологический портрет человека может оказаться во много раз более абстрактным, чем в статистических исследованиях.

  • Магазины катеров и лодок
  • Чехлы для лодок в челябинске
  • Розы из белого шоколада своими руками мастер класс видео
  • Фидерная прикормка для леща осень
  • Поэтому нужно осознавать ограниченность средств социологии у- особенно тем студентам, которые в дальнейшем своими исследованиями смогут воздействовать на жизни других людей. Но это сложная задача. Они желают быть уверенными в объективности научного знания и зачастую избегают излишних сложностей. Большинство специалистов-социологов могут столкнуться с подобными проблемами. Социология применима внутри официальных органов, различных институтов и организаций, независимо от того, хотят этого власти или нет, думают об этом хорошо или плохо те или иные представители. Многие социологи балансируют на грани, пролегающей между предметом как социально-реформаторской наукой и независимой социальной действительностью. Поэтому социология не может оставить в стороне вопрос о том, какую пользу можно извлечь, изучая исключительно частные проблемы. Они понимают, что сами относятся и принадлежат к особому социальному институту, который определенным образом используется и имеет вполне определенные функции. Можно также заметить, что соответствие университетского образования будущей профессиональной деятельности, на которое была нацелена реформа высшей школы, при ближайшем рассмотрении оказывается гораздо более неопределенным, чем это кажется на первый взгляд. Многие, в том числе и социологи, пытаются предсказывать будущее; но социология учит нас, что будущее в принципе не может быть описано. Поэтому будущий социолог никогда не сможет ответить на вопрос, каким образом он должен будет использовать свои знания. Образование лишь предлагает ему некую карту области возможного будущего применения. Однако можно также руководствоваться лозунгом одной копенгагенской газеты, всегда украшающим ее первую страницу: Кто поручится, что стена уцелеет? В этом, наверное, и заключается главный шарм социологии - она учит нас не столько брать, сколько отдавать. Что изучать в дальнейшем и как затем реализовать - проблема, являющаяся звеном в непрерывной цепи, которой представляется жизнь общества. Поэтому определите, по крайней мере сами для себя, что вы хотите получить от использования своих знаний как социолог, однако в существующей институционализированной области их применения вы сможете выбрать одно из двух: Социология как размышление человека над возникающими в процессе жизни различными взаимоотношениями существовала, конечно, уже на самой заре истории. Так, например, Аристотель описывал политические процессы своего времени, опираясь на теорию всеобщих социальных отношений.

    что такое лодка на аллеях парка

    В течение долгого времени теории общественных отношений состыковывались с религиозными или астрологическими подходами. Однако возникновение той науки, которую мы сегодня называем социологией, относится к началу распада средневековья и переходу к новому времени, то есть к XV - XVI векам. В это же время зародилось и современное естествознание, основанное на нерелигиозном подходе к изучению природы и связанное в первую очередь с именами Коперника, Ньютона, Галилея и др. Произошли также глобальные экономические и политические изменения - сначала расширение торговли, а затем возникновение современных национальных государств. Эти явления анализировались радикальными философами в нерелигиозных терминах. В процессе секуляризации мышления закладывались основы того, что впоследствии стало социологией. Задаваясь вопросом, почему люди присоединяются к тем или иным компаниям, можно поставить аналогичный вопрос о том, почему люди соединяются в общество. В эпоху Просвещения вопрос считался спорным. Некоторые полагали, что общество образовалось в принудительном порядке, в результате действий какого-нибудь короля, завоевавшего данную местность и подчинившего себе ее обитателей. Это положение было очень важно для легитимизации повстанческих движений того времени. Одновременно возникло другое важное понятие: Раньше считалось, что общество состоит из разных сословий и каждый человек должен принадлежать к тому сословию, в котором он был рожден.

    Лодка на аллеях парка

    Утверждалось также, что пытаться изменить этот социальный порядок - грех, поскольку он установлен божественным предопределением. Примерно в то же самое время, когда учение Эмпедокла о возникновении всего сущего из различных комбинаций четырех первооснов - земли, воды, воздуха и огня - начало сменяться мыслью о том, что материя в своей основе состоит из комбинаций похожих друг на друга атомов, зародилось мнение, что общество, по сути, состоит из отдельных индивидов. Стало укрепляться представление, что люди не рождаются неравными - неравными делают их общественные феодальные отношения. Французский философ-просветитель Руссо писал: Американская Декларация независимости года уже в первых абзацах содержала утверждение: В феодальные времена жизнь каждого человека определялась по большей части тем, из какой он семьи или рода, принадлежавшими ему земельными владениями или его собственной принадлежностью к определенному цеху или гильдии. Миграционная и социальная мобильность были ничтожно малы и приобрели социально значимый характер только в конце данного периода. Обычно же умирали в том самом месте, где родились, наследовали ремесло своих предков и следовали уставам гильдии или цеха, к которому принадлежали. Люди считают, что этот процесс никак не регулируется и что именно данная ситуация ведет к множеству преступлений, скандалов и страданий в сегодняшнем российском обществе. Я глубоко убежден в том, что для приведения в порядок существующей хаотической ситуации в российском парке должна быть создана новая сеть дорог и аллей, которые будут служить российским лодкам. Невозможно разбить американский парк для российских лодок, так же как невозможно построить шведский парк для, к примеру, марокканских лодок. В диалектике построения нового общества и состоит для российского народа великая задача текущей ситуации. Как друг России, я от всего сердца желаю вам счастливой судьбы. Мысль о написании небольшой книги, посвященной искусству изучения общества, появилась у меня после многих лет преподавания вводного курса социологии. Это было также результатом пятнадцатилетних исследований структуры данного предмета, его истории, научно-теоретической проблематики и, в особенности вопросов классификации в соответствии с различными парадигмами. Поэтому я поставил перед собой в этой книге двоякую цель: Это во многом противоречивая задача, поскольку, чем доступнее для усвоения будет текст введения, тем более он рискует оказаться поверхностным и легковесным.