Календарь Рыбака

Андрей Лазарчук - Приманка для дьявола

Эрик еще больше перегнулся назад, взял ее за талию и осторожно перенес через скамейку; вампиресса была тоненькая и легкая. Глаза у нее были пьяные. Только быстро, быстро, быстро. Они добежали до подъезда и уже стали подниматься по лестнице, когда фру Мальстрем подала голос: Писать ему никто не должен. Конверт был серый, адрес отстукан на машинке, обратного адреса нет. Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем. Автора Орловский Гай Юлий. Опрос посетителей Что Вы делаете на сайте? О сайте На нашем сайте собрана большая коллекция книг в электронном формате txt , большинство книг относиться к художественной литературе. Страница 1 Все книги писателя Лазарчук Андрей. Скачать книгу можно по ссылке. Назад 1 2 Далее Все книги писателя Лазарчук Андрей. Панель управления Логин Пароль Регистрация на сайте! В разделе полицейской хроники он наткнулся на знакомое имя: Елена Берковец, без определенных занятий, задержана с поличным в момент продажи пятидесяти граммов кокаина некоему господину М. Влипла Цыганочка, подумал Эрик. Года три, самое меньшее. Там же было сообщение: Полицейское управление просит отозваться свидетелей происшествия.

  • Приснился ловить рыбу
  • Удилище daiwa crossfire 500
  • Бокоплав планктон
  • Обработать рыболовную сеть
  • Кто бы это мог такое устроить? Уж он-то им как раз не мешал. Впрочем, черт с ними со всеми, уже без десяти два… без девяти…. Эрик еще больше перегнулся назад, взял ее за талию и осторожно перенес через скамейку; вампиресса была тоненькая и легкая. Глаза у нее были пьяные. Только быстро, быстро, быстро. Они добежали до подъезда и уже стали подниматься по лестнице, когда фру Мальстрем подала голос:. Писать ему никто не должен. Конверт был серый, адрес отстукан на машинке, обратного адреса нет. Вид конверта вызывал у него нехорошие предчувствия. Кто-то, не открывая окна, смотрел на него из квартиры второго этажа. Из двери Пипиевичей вышла какая-то незнакомая старуха и прошла мимо Эрика, не замечая его. Эрик посмотрел ей вслед, потом постучал. Дверь тут же открылась, будто стука ждали. Это была мать Пипиевича, тетя Ралица. Эрик вошел, она закрыла дверь и пошла впереди него, приглашая его в комнату.

    приманка для дьявола

    Эрику показалось, что в комнате много людей и все молчат, но он ошибся — никого не было. Он сел, облокотясь о стол, покрытый белой нарядной скатертью. Тетя Ралица села напротив него и улыбнулась. Зачем Ангелу надо было убегать от полицейского? Это из-за марок, подумал он. Никогда бы Святоша не стал убегать — наверное, его накрыли с поличным, с марками в руках… или еще с чем-нибудь, посерьезнее, кажется, последнее время у Святоши стали появляться чересчур большие деньги…. Лежит, спокойный такой, хороший… — Она опять усмехнулась. Эрик замотал головой, сказать что-нибудь он не мог. Не жизнь, а непонятно что. Я просто не знаю, как буду жить. Может быть, я скоро уеду… домой. И вообще — я стесню вас. А Август вас любит, я знаю.

    Приманка для дьявола, стр. 1

    Он хочет на вас жениться. Август был преподавателем на кафедре всемирной истории в университете, где учились Эрик и Святоша, и у него уже несколько лет тянулся с матерью Святоши странный безнадежный роман; и Эрик, и Святоша об этом знали и очень сочувствовали Августу. Я видела вас на бульваре. Но комната Ангела с сегодняшнего дня — твоя. Хочешь — живи, хочешь — не живи. Август всерьез считает меня ведьмой — я умею слышать чужие мысли. Нас, славян, здесь не так уж много, и живем мы тесно. Если кто-нибудь умирает, хоронит его вся община.

    приманка для дьявола

    Ты хочешь что-нибудь купить своей девочке? Это насчет моей будущей работы. Вернешь, когда станешь много зарабатывать. Что-то опять начинало происходить с головой, будто кто-то чужой изнутри небольно, но жестко раздвигал все, что ему мешало, и пытался выбраться наружу, и от этих толчков позади глаз стали появляться неяркие, но обширные, с размытыми краями, световые пятна — гасли и появлялись снова…. Опять было как тогда: Зажав ладонью рот, чтобы не сказать того, что готов был сказать тот, кто уже почти выбрался из него, Эрик бросился к двери, это было как во сне — он перебирал ногами, не касаясь пола, дверь приближалась страшно медленно, потом она открылась сама, распахнулась — он оказался на темной галерее и полетел над галереей к лестнице, по лестнице вниз — все это медленно, медленно, мимо белых лиц, обращенных к нему, мимо одинаковых дверей, которые беззвучно приоткрывались за его спиной и выпускали из себя кого-то, дыхание этого единого существа, вытекающего из дверей, он чувствовал всем затылком и знал, что нельзя ни останавливаться, ни оглядываться, пролетел под аркой входа во двор и дальше, дальше — в темноту, в спасение… только когда ноги коснулись земли, он смог остановиться, он остановился, он упал на колени, скорчился от невыносимой муки утаенной ненависти и закричал сквозь зажимающие рот руки:. Казалось, что он разряжается в землю. Сердце трепыхалось где-то у самого кадыка. Какими-то фрагментами он запомнил себя в автобусе: Здесь уже пахло железной дорогой. Специфический запах креозота и железа. У кассы не было никого. Запутаю след, подумал он. Они будут искать меня у Меестерса, я меня там не будет… Кассир тупо прокомпостировал картонный билетик, подал Эрику; сдачи у него не хватило, и он сходил в другую кассу разменять сотенную бумажку. На больших часах в зале ожидания было двадцать один десять. Эрик нашел себе место, сел, поставил сумку на колени и стал ждать.

    Книга Приманка для дьявола читать онлайн

    Наверное, он задремал, потому что увидел патруль тогда, когда тот был в пяти метрах от него. Смешанный патруль, два полицейских сержанта и два солдата с автоматами; и еще один патруль у выхода на перрон; и еще полицейские по углам зала. Это был конец, совершенно не имело смысла дергаться… тело обмякло, вместо тела был теперь полупустой мешок. Один полицейский брал документы, второй держал руку на кобуре и пристально смотрел на того, кого проверяют, солдаты стояли за их спинами. Документы, вяло подумал Эрик, надо достать документы. Эрик полез в карман, один из солдат это заметил и тут же поднял автомат. Не дергаться, сказал себе Эрик. Он сделал вид, что не замечает направленного на него ствола. Студенческий билет и водительские права, и то и другое с фотографиями. Вот так и Святоша, должно быть — сделал резкое движение… Эрик протянул документы подошедшему полицейскому, готовый спокойно встать и пойти за ним; полицейский посмотрел на документы, на Эрика, еще раз на документы…. Эрик подал ему билет. Полицейский проверил перфорацию, вернул Эрику все, козырнул. Эрик не сразу понял, чего от него хотят; первый полицейский истолковал задержку по-иному. Облава вызвана достаточно серьезными причинами. Эрик слабыми пальцами потянул за язычок молнии, распахнул сумку. Оба полицейских наклонились, заглядывая в нее. Один тронул сумку снаружи, взвешивая ее на руке. Эрик, не глядя на них, застегивал сумку.

    приманка для дьявола

    Молнию заело, он с ожесточением дергал за язычок. Другой патруль кого-то задержал: Его поставили лицом к стене и обыскивали. Он что-то сказал полицейскому, тот остановился на секунду, потом круто развернулся и побежал к выходу. Через минуту загремело радио:. Просьба всем немедленно покинуть зал ожидания! Зал взорвался гулом голосов. Тут же началась давка в проходах, в дверях. Эрик встал на скамейку, чтобы лучше видеть. Патрулей, конечно, вынесло в первую очередь. Что он такое мог сказать? И сам спокойно сидел, ждал, когда она начнет взрываться. Полфунта спагетти по ушам. Но в дверях — смотреть страшно. Во, и дубинки замелькали, не могут у нас без дубинок…. Чтобы не слишком выпадать из общего ряда, Эрик подошел поближе к тем, кто давился у выхода на перрон. Там кто-то сумел открыть вторые двери, и толпа потекла быстрее. Эрик заметил, что таких же вот неспешащих, как он, было еще несколько человек — молодые ребята с дорожными сумками и рюкзаками. На перроне было неожиданно прохладно, тянул ветерок. В ртутном свете фонарей лица толпы казались мертвенно-синими. Я такой же, подумал Эрик. Сквозь толпу, раздвигая ее, двигались патрули, всматривались, кого-то искали. Каждый раз, когда они оказывались вблизи, Эрик пальцами правой руки сильно сжимал левую кисть в месте укуса. Там уже начинало болеть по-настоящему, от боли делалось легче, прозрачнее — как от нашатыря. В помещение вокзала пока не пускали, кто-то скандалил у входа — нужно было забрать вещи. Наконец вышел полицейский офицер и увел солдат, охранявших дверь. По трансляции передали, что желающие могут пройти в зал ожидания и другие помещения. До отхода поезда было еще сорок минут.

    приманка для дьявола

    Значит, туалеты в вагоне откроют не раньше чем через час. Эрик направился в вокзальный туалет. Возвращаясь, Эрик задержался у телефонов-автоматов. Кассир сдал ему сдачу двадцатикуновыми монетками. Еще не вполне понимая, что делает, Эрик подошел к телефону, бросил монетку в прорезь и набрал номер Элли. Длинный гудок… Эрик повесил трубку и уставился на диск. Трубку сняли сразу же. Международный проект, полная открытость, известнейшие ученые: Гусман, Новак, Хорикава… Фрау Брюкнер обернулась и посмотрела на своих детей. В какое ужасное время мы живем, сказала она. И самое ужасное, что опасаемся мы всегда не того, чего надо опасаться. Это точно, сказал Эрик, и в данном случае вы опасаетесь не того. Фрау Брюкнер хотела что-то сказать, но не сказала. Муж задерживается где-то, сказала она вместо того, что хотела, вы будете ждать или придете потом? Если я вас стесняю, сказал Эрик, я приду потом. Нет, нисколько, сказала она, тогда, может быть, чашечку кофе? С удовольствием, сказал Эрик. Нет, это ты не прав! Надо встретить, помочь донести вещи, помочь устроиться в домике. Десять динаров — это много? Двести граммов мяса или вот такая рубашка. Если очень хорошо рассчитывать, то день можно продержаться. И так каждый день? Ну что вы, фрау, каждый день не получается, только в разгар сезона. А в мертвый сезон?

    Лазарчук Андрей - Приманка для дьявола

    У меня есть постоянная работа. То есть временная, но гарантированная. Фрау Брюкнер нахмурилась, стараясь понять. Это что-то вроде наемного партнера? Как следует оттолкнуться от перил — и ласточкой… И всего-то две сотни. Неужели никто не даст? Ладно, как говорится, не надо думать, надо доставать. Хотя сначала — и для начала — не мешало бы что-нибудь съесть. Эрик надел шорты и вышел на крохотный балкончик. Грех упускать эту квартиру: Отсюда, сверху — просто рукой подать. Это там, внизу, петляешь, петляешь по переулочкам и проходным дворам, пока выйдешь, а здесь — ну просто совсем рядом. Как следует оттолкнуться от перил — и ласточкой… И всего-то две сотни. Неужели никто не даст? Ладно, как говорится, не надо думать, надо доставать. Хотя сначала — и для начала — не мешало бы что-нибудь съесть. Когда ел последний раз? Вот то-то и оно. Как следует оттолкнуться от перил — и ласточкой… И всего-то две сотни. Неужели никто не даст? Ладно, как говорится, не надо думать, надо доставать. Хотя сначала — и для начала — не мешало бы что-нибудь съесть. Когда ел последний раз? Вот то-то и оно. День обещал быть жарким, и оделся Эрик соответственно: Конечно, в таком наряде не везде пускают… а мне туда и не надо. Фру Мальстрем сидела в своей каморке внизу и смотрела телевизор. Эрик помахал ей рукой, она сделала вид, что не заметила. Старая ты грымза, подумал Эрик, толкая входную дверь, бизань тебе в глотку… бизань… И тут его осенило: Не надо ничего продавать, не надо просить в долг — надо просто сдать швертбот напрокат, и даже понятно кому: Правда, швертбот был не совсем его, Эрика, ему он принадлежал только на одну треть, но остальные владельцы были в отсутствии, так что… Ну, голова! Теперь можно было не торопиться. Можно было куда-нибудь зайти и поесть неторопливо и по возможности недорого. Конечно его книги устарели, нам многие его советы кажутся наивными, еще лет 20 назад это читали и автор был очень популярен.

    приманка для дьявола

    Но в начале прошлого века все было по другому и люди и сама жизнь. Наверное многим эти книги помогли справится с Карнеги Дейл - Как перестать беспокоиться и начать жить 4.