Календарь Рыбака

Методический кейс

В этом стихотворении ярко показана особенность всего творчества Константина Бальмонта. Его произведения отличаются музыкальностью, напевностью речи. И сиянием прощальным как будто ласкали, Словно нежно ласкали отуманенный взор. А внизу подо мною уж ночь наступила, Уже ночь наступила для уснувшей Земли, Для меня же блистало дневное светило, Огневое светило догорало вдали. Другие стихи Константина Бальмонта Выберите стихи Великое ничто Верьте мне, обманутые люди Недолгое счастье, рожденное сближением, не тонет в реке забвения. Человек проносит воспоминания через всю жизнь потому, что считанные дни счастья были высочайшим взлетом в его жизни, открыли ему в огромном канале чувств не изведанное ранее прекрасное и доброе. Блеснули цветы пробужденной долины. В небесном пространстве заискрился день. Но с левой горы, с недоступной вершины, Легла на меня исполинская тень. Я стал удаляться от тени угрюмой, Но тень, вырастая, скользила за мной. Долина блистала смеющейся думой, А я был преследуем тьмою ночной. И вспыхнул закат перламутрово-алый, За горы склонялся задумчивый день, До новой горы доходил я, усталый, И с правой горы опрокинулась тень. И горы окутались в сумрак ночной. С вершины к вершине, протяжно, несмело, Пророчества духов неслись надо мной. И странно-печальные речи Я слышал смущенной душой, И знал, что дождался я встречи С родной, отдаленно-чужой. И вот белоснежные крылья Растут и дрожат в полусне, И плавно, легко, без усилья, Мы близимся к бледной Луне. И чье-то остывшее тело Внизу разглядеть я хочу. Но нет для бессмертья предела, Я выше, все выше лечу! Мне отраден мрак полночный. Был и я когда-то счастлив.

я мечтою ловил уходящие дни

Но когда и где, не помню. С кем я жизнь свою размыкал? Ветер бьет в окно. Смех беспечный стих и замер - далеко, давно. Для чего ж ты вновь со мною, позабытый друг? Точно тень, встаешь и манишь. Мне не нужен запоздалый, горький твой привет.

balmont-ya-mechtoyu-lovil

Не хочу из тьмы могильной выходить на свет. Нет в душе ни дум, ни звуков. Нет в глазах огня. Триолеты Твоя застенчивая нежность - В земле сокрытый водопад, В ней страсти дремлющей безбрежность. Твоя застенчивая нежность - Растущей тучи безмятежность, Цветов несмятых аромат. Твоя застенчивая нежность - Готовый вспыхнуть водопад. Немая царственная вечность Для нас зажгла свои огни, Любви блаженства и беспечность. Немая царственная вечность Нас увлекает в бесконечность, И в целом мире - мы одни: Немая царственная вечность Для нас зажгла свои огни. Любви цветок необычайный, Зачем так рано ты поблек! Твое рожденье было тайной, Любви цветок необычайный, Ты мне блеснул мечтой случайной, И я, как прежде, одинок. Любви цветок необычайный, Зачем так рано ты поблёк! Ты промелькнула, как виденье, О, юность, быстрая моя, Одно сплошное заблужденье! Ты промелькнула, как виденье, И мне осталось сожаленье, И поздней мудрости змея.

я мечтою ловил уходящие дни

Ты промелькнула, как виденье,- О, юность быстрая моя! Русалки Мы знаем страсть, но страсти не подвластны. Красою наших душ и наших тел нагих Мы только будим страсть в других, А сами холодно-бесстрастны.

я мечтою ловил уходящие дни

Любя любовь, бессильны мы любить. Мы дразним и зовем, мы вводим в заблужденье, Чтобы напиток охлажденья За знойной вспышкой жадно пить. Наш взгляд глубок и чист, как у ребенка. Мы ищем Красоты и мир для нас красив, Когда, безумца погубив, Смеемся весело и звонко. И как светла изменчивая даль, Когда любовь и смерть мы заключим в объятье, Как сладок этот стон проклятья, Любви предсмертная печаль! Поздно Два сонета 1 О, если б кто-нибудь любил меня, как ты, В те дни далекие предчувствий и печали, Когда я полон был дыханьем красоты, И гимны ангелов заоблачных звучали. На думы тайные мне тучки отвечали, Луна сочувственно глядела с высоты, Но струны лучшие в душе моей молчали, И призрак женщины смутил мои мечты. И призрак женщины склонялся надо мною. И много дней прошло. Ты встретилась со мною. Но точно бурный вал, Предвестник гибели, какой-то голос грозно Гремит насмешкою и вторит: Увы, я опоздал, застигнут был врагом: Гремучий вал скользил, дрожал от нетерпенья. Прилива жадного кипучее волненье Окутало меня. За легким ветерком Нахлынула гроза, и силою теченья Я схвачен, унесен, лежу на дне морском. Я в Море утонул. Теперь моя стихия - Холодная вода, безмолвие, и мгла.

  • Коломна лодка на прокат
  • Форестри ловить бабочек
  • Когда нужно ловить щуку весной на спиннинг
  • Торт в виде рыбалки фото
  • Вокруг меня кишат чудовища морские. Постелью служит мне подводная скала, Подводные цветы цветут без аромата. И к звездам нет пути, и к Солнцу нет возврата. Уж колокол плачет вдали. Прижаться лицом к Аргули! Точно свеча, я горю и сгораю. Милый мой друг, Если бездушная полночь свой сумрак раскинет вокруг, Голосу друга умершего чутко внемли, Сердцем задумчиво-нежным Будешь ты вечно моею, о, птичка моя, Аргули! Будь далека от земли, и крылом белоснежным Вечно скользи В чистых пределах небесной стези. Мыслям отдайся безбрежным, Плачь и мечтай, Прочь от враждебной земли улетай. Лучше бродить по вершинам холодным и снежным, Взор навсегда обратит к Красоте, Лучше страдать, но страдать на такой высоте, Духом мятежным Так унестись, чтоб земля чуть виднелась вдали. Мэри Сонет Когда в глухой тиши старинного музея, Исполненный на миг несбыточной мечты, Смотрю на вечные созданья красоты, Мне кажется живой немая галерея. И пред Мадоннами душой благоговея, Я вижу много в них священной простоты, И в книге прошлого заветные листы Читаю я один, волнуясь и бледнея. Так точно близ тебя душою я постиг, Что можно пережить века в единый миг, Любить и тосковать, о том сказать не смея, И выразить всех чувств волшебных не умея,- Я вечной Красоты в тебе познал родник, Мечта художника, безмолвная камея.

    Я мечтою ловил уходящие тени…

    И взоры жадные слились В мечте, которой нет названья, И нитью зыбкою сплелись, Томясь, и не страшась признанья. Среди толпы, среди огней Любовь росла и возрастала, И скрипка, точно слившись с ней, Дрожала, пела, и рыдала. Трубадур Мадонна, солнце между звезд, мадонн прекрасных украшенье, Ты в сладость обращаешь скорбь, даешь и смерть и возрожденье. Как саламандра, я горю в огне любви, но не сгораю, Как лебедь, песню я пою, и после песни умираю. Мадонна, цвет среди цветов, среди красавиц украшенье, Тебе мой вздох, тебе - мой стих, нежней, чем утра дуновенье. Как феникс, я хочу сгореть, чтобы восстать преображенным, И для мадонны умереть, и для мадонны жить влюбленным. Колыбельная песня Легкий ветер присмирел Колыбельная песня Липы душистой цветы распускаются Можно жить с закрытыми глазами Мои враги Мой друг, есть радость и любовь Не могу я забыть неотступный укор Его произведения проникнуты необычайным, тонким смыслом, понятным однако всем, кто проникнется творчеством поэта. Это своеобразный гимн человеческим стремлениям. Человеку свойственно движение от тьмы к свету, к славе, к признанию. Недаром в его стихотворении Небеса и Земля написаны с большой буквы, словно это имена собственные. В произведении сочетается художественная образность, яркая наглядная красота и скрытая отвлеченность. Тени в воображении автора что-то неясное, нераспознанное. Их нужно разогнать, чтобы добраться до вершины лестницы. Символичным является образ лестницы, которые можно интерпретировать как жизненный, творческий путь. В частности, автор рассказывает о своих творческих достижениях. Но делает это настолько виртуозно, что поначалу догадаться об истинном смысле произведения достаточно сложно. И дрожали ступени под ногой у меня. И чем выше я шёл, тем ясней рисовались,. Тем ясней рисовались очертанья вдали,. И какие-то звуки вокруг раздавались,.

    я мечтою ловил уходящие дни

    Вкруг меня раздавались от Небес и Земли. Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,.